понедельник, 8 августа 2016 г.

Наш первый день в Боливии: аэропорт "Эль Альто" и город Ла-Пас

Виктор Пастухов, из путешествия Самый первый раз - Анды и Ла-Пас (октябрь 2004)


Уже в первый день поездки мы не только успешно высадились на высокогорье, но и начали осваивать центральную часть такого необычного для нас города. Впечатления он оставил в целом приятные и крепко врезался в память, особенно своим общим видом с шоссе спускающегося от аэропорта к центру:



Но начиналось это знакомство ещё в самолёте, с видов из окна при снижении к аэропорту "Эль Альто". Это было нечто неожиданное и удивительное: чудовищно плоская и почти совсем сухая степь. Потом ужасающе бедные, хотя и четко спланированные, кварталы пригородов «самой высокогорной столицы мира». Похоже, что самодельные кирпичи из грунта с соломой и Бог знает с чем ещё не менее популярны, чем заводские пустотелые. Но последние вообще-то положено штукатурить, а потом красить, тем более в таком нежарком климате. Крыши металлические, привычной черепицы почти не видно, сами дома очень маленькие - это стало понятно ещё сверху, в сравнении с размерами автомобилей.

Небольшой аэропорт – типичный провинциальный, без каких-либо межконтинентальных претензий.


Два телетрапа, один занят местным В727, другой свободен, но нас к нему не ставят, а выпускают по трапу на перрон, до аэровокзала несколько десятков метров, и двери уже открыты. 

Тут же познакомились с особенностями высокогорья, ведь ВПП находится на высоте 4100 метров. Мы не только не сдавали ничего в багаж, но и ручной кладью почти не обременены, бодро топаем к зданию. Замечаем что обгоняемая публика поглядывает с каким-то удивлением, хотя и не агрессивно. Первыми проходим паспортный контроль и начинаем осматриваться дальше. Вот тут-то стала понятна медлительность других пассажиров – сердце и легкие работают как будто после хорошей пробежки. Ну да ладно, поскольку в самом деле бегать мы пока не собирались, а на равнине это нередко практиковали, то у нас тут имелись необходимые резервы. А тем у кого их недостаточно, в этом самом аэропорту с красноречивым именем El Alto постоянно предлагают воспользоваться кислородными масками и померить пульс.

Поскольку выдача чемоданов нас не интересовала, сразу направились к внушительной стойке туристской информации, хотелось узнать как в тот же день уехать в Копакабану, на побережье озера Титикака. За стойкой никого не было, но на спинке стула красноречиво висел презентабельный пиджак, и мы решили немного послоняться поблизости. Вскоре появился хозяин пиджака и быстренько натянул его на себя. Он сообщил, что интересующие нас автобусы сегодня уже ушли, другие будут завтра утром, и даже могут нас забрать прямо из одной из гостиниц. Для выбора таковой предлагалось подойти с другой стороны стойки, обогнуть которую надо было аккурат сквозь пока еще не пройденную таможню.

Там же нас ожидал и металлодетектор, которым оперировала военнослужащая явно непохожая на остальное местное население, в массе своей низкорослое, смуглое, и ультра-черноволосое. У, соответственно, высокой, светлолицей и светловолосой сеньоры на куртке виднелась именная наклейка «KUZNETZOVA»

Услышав мое «Здравствуйте!» она немного растерялась, но потом ответила русскими словами и без акцента, но как-то не по-русски, а аккуратно переведя стандартное местное приветствие. Наверное, это была уроженка одной из тех самых общин староверов. Впрочем, таковые находятся совсем в другой части страны, в Депертаменте Санта-Крус, что на Восточно-Боливийской Равнине, и за неделю проведенную в столице и окрестностях мы больше не встречали граждан Боливии с явно российскими корнями. 

Ну вот мы уже по другую сторону баррикады туринформации. Высовывающийся из нее Сеньор Хорхе, в том самом пиджаке, одарил нас картой города, а потом стал выкладывать буклеты отелей, и называть цену двухместного номера. Все начальные цифры оказываются выше того диапазона, что указан и в нашем справочнике, и в шпаргалке, полученной от друга часто посещающего эту страну. Заметив, что мы перестали улыбаться, Хорхе наконец извлекает буклет соответствующий нашим ожиданиям. Мы соглашаемся, он звонит в отель, и заказывает наш номер. Отель находится в самом центре, на соседней улице нас ждут десятки турагенств где можно заказать желаемые экскурсии. 

Вроде бы на прощание, он посоветовал нам не менять в аэропорту слишком много долларов, только на первое время, т.к. в центре курс будет лучше, показал на выход к стоянке такси и начал раздавать карты и буклеты другим желающим. 

В обменнике за 100 долларов нам выдали 800 боливианос: из которых 20 тут же забрали обратно в качестве фиксированного сбора за операцию. Потом выяснилось, что у менял в центре такого сбора нет, а курс везде одинаковый. 

Такси оказалось много, все белого цвета, различных японских марок. Машины моделей 70-х и 80-х годов, некоторые заметно помяты. Рядом большой щит с ценами поездок, до центра всего 45 боливианос, даже меньше, чем в наших шпаргалках. Пока мы разбирались в какую машину надо садиться, вдруг появился Хорхе, извинился за «наплыв туристов», сказал первому попавшемуся водителю название отеля и уселся на переднее сидение. Заметив наше удивление он объяснил, что его смена в городской справочной закончена, и дальше он собирается нам предложить разные экскурсии от своего агенства, а оно расположено рядом с отелем.

Как и обещали справочник и шпаргалка, на нескольких перекрестках происходило какое-то сумасшествие с непрерывной массовой подачей звуковых сигналов и игнорированием сигналов новеньких и видимо до недавнего времени никем не виданных светофоров. Как и обещали, при этом никто не пострадал и даже не поссорился. Вскоре мы уже оказались на приличной платной двухполосной бетонной трассе, спускающейся с плоскогорья в ущелье. Вернее на тот его уступ, где расположена основная часть города. Были интересные виды с сияющими на солнце снежными вершинами над всем этим и занавесками слабого дождя с другой стороны, но сфотографировать ничего не удалось. Но потом мы ещё несколько раз там проезжали, так что иллюстрация в начале этого рассказа приплетена уже из другого дня.

Минут через 20 мы уже были на несколько сот метров ниже уровня аэропорта, такси свернуло с трассы, уже ставшей осевым проспектом, на крутые улицы центра и, после пары-тройки поворотов, уже даже не на улицу, а на какой-то узкий пешеходный спуск с фрагментами напоминающими лестницу. На нем и оказался наш отель, мы расплатились и вышли, а такси задним ходом отправилось обратно. Надеюсь что задним ходом только до ближайшей улицы, а не совсем уж до аэропорта.

Нас уже ждали и быстренько поместили во вполне приличный номер, тут же принесли чай из листьев коки, которым там положено встречать всех прибывающих из нижних слоев атмосферы.


О чудо! Чтобы увидеть реликтовые лодки связанные из тростника вовсе не обязательно ехать на озеро Титикака, первый экземпляр нас ждал уже на пороге отеля. В среднесрочной преспективе порадовало и объявление о том, что в отеле продают пиво, хоть целыми ящиками.

Вскоре позвонил Хорхе, который накануне выскользнул из нашего такси в свою контору за несколько метров до отеля. Он пригласил нас в гостиничный ресторанчик, чтобы в благодарность за его доставку в город угостить еще одной порцией слабого кокаина, на этот раз в форме Кока-Колы. За этой выпивкой состоялся торг по экскурсионной программе. По той же самой схеме, мы не соглашались пока цены не снижались до того: что было записано в шпаргалках, а Хорхе старался снижать не слишком большими скачками: и не пропустить возвращение улыбок на наши лица. В результате все пришло к соглашению устраивающему обе стороны, на радостях он еще выторговал для нас скидку с уже обговоренной было цены в отеле, правда: при условии что остановимся тут и по возвращении с озера. 

Мы выложили ему полторы сотни долларов за комплекс услуг в которые входили:
- проезд в Копакабану (160 км) и обратно на туристическом автобусе;
- озерно-форельный обед по прибытию туда, в одном из лучших местных ресторанов;
- 2 ночи в тамошнем отеле ** с завтраком, номер без телевизора, но со своим туалетом и душем (маленькая засада – в Боливии это надо обговаривать отдельно);
- однодневная экскурсия по озеру на катере, с 4 остановками на островах и с походной кормежкой; 
- 2 однодневных автобусных экскурсии уже после возвращения в столицу (раскопки Тиуанаку и пик Чакалтайа). 
Все это на двоих. Показалось дешево, особенно в сравнении с изначально заявленными ценами. Но вполне соответствовало шпаргалкам, а потом выяснилось, что расплачиваясь не заранее, а на месте, кое-что обошлось бы ещё дешевле, и довольно ощутимо. 

Хорхе сказал что-то вроде «Верьте в меня!», и ушел с деньгами, а у нас остался даже не контракт, а какой-то листок с набросками этой сделки. Все шпаргалки говорили, что в таких делах можно не бояться обмана, так что мы спокойно отправились гулять по городу. 

С ходу обнаружили две главных достопримечательности. 



Кафедральный Собор Сан-Франциско (1548 г., начало колониального периода)



Площадь Мурильо (имени борца за окончание колониального периода). Здание за этим супермонументом это Парламент Боливии.



Площадь небольшая, но суперуютная и позитивно-умиротворяющая: празднично одетые детишки, голуби, много цветущих деревьев, кустиков и прочего... Мы провели там несколько десятков минут, и это было реальное начало плавного погружения в боливийскую реальность.



Кафедральный собор города Ла-Пас тоже тут как тут, но внутрь в тот момент никого не пускали.



Да мы и не особо стремились, нас ещё ждал весь остальной город.



И вот уже выбраемся на тот самый осевой проспект, чтобы двинуться по нему вниз по течению рельефу, т.е. не к аэропорту, а вглубь города.  



По пути подкрепились вполне европейскими слоеными пирожными, при этом по цене всего лишь 2 боливийских денежек.

Сочетание европейского и местного было также в одежде гуляющей публики. У местных женщин преобладали традиционные народные наряды, но встречались и современные костюмы. У мужчин наоборот, костюм и галстук выглядели полуобязательным требованием. Зелёная молодежь распознавалась по курткам, а вечномолодые туристы нашего типа по джинсам. В целом весь спектр соответствовал температуре окружающей среды, что-то около +10 С.

Так и добрались до финальной точки этой магистрали под колоритным названием "Авенида 16-го Хулио". Дальше она раздваивалась, и оба продолжения уже не показались такими презентабельными.

У нас еще хватило дыхания подняться обратно в отель пешком по альтернативным улицам, а не на почти бесплатном такси, как рекомендовала шпаргалка.



И этот путь в сгущающихся сумерках был не менее занимательным и познавательным.

Как только мы оказались в своём номере, наступила полная темнота, и температура устремилась к 0 С, как снаружи, так и внутри помещений. Ужинать категорически не тянуло, хватило припасенных с самолета булочек и купленной по дороге бутылки воды. Из ресторана доносилась мелодичная местная музыка, вполне способствовавшая отходу ко сну на экзотической кровати, под парой тяжелых одеял из шерсти ламы (в смысле местного верблюдика "льямы", а вовсе не буддистского монаха). Через пару часов фоновый гул города утих, и мы проснулись в раздражении от той самой музыки, похоже что в ресторане гуляли свадьбу или что-то вроде этого, а звукоизоляция была никчемная. Впрочем, вскоре и гулянка затихла, и до утра помех больше не было...

...продолжение: Автобусный рейд Ла Пас – Копакабана и встреча с озером Титикака


2 комментария:

  1. Горная болезнь меня там мотала, но я тоже везде пешком ходила. ТОлько так можно многое увидеть.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. У нас там после десанта сразу на высоте 4 тыс. заметно пульс ускорился, плюс и без того не зверский апетит стал резко убавляться. А больше всего пострадали губы - высохли, обгорели, обветрились, потрескались... Но это ещё и сухой сезон виноват, мы попали как раз в самый его конец. Всё же это вовсе не помехи были, так что мы оказались настоящими горцами. :)

      Удалить